Места Силы Азии. Отчет о посещении Непала

Отчет-интервью с магом Ингваром о посещении Непала

 Samael: Ингвар, этой весной вы посетили страну с величайшим культурным, историческим, религиозным и мистическим наследием - Непал. Наверняка, из путешествия вы привезли массу впечатлений. Полагаю, чтобы описать все, нам не хватит и целого номера, полному, пожалуйста, расскажите нашим читателям вкратце о самых ярких из них.

Ингвар: Во-первых, очень сильное впечатление на меня произвели величественные Гималайские горы. Они поразили меня не только своей красотой и фундаментальностью, но и колоссальной энер­гетикой. Гималаи - это настолько мощное место Силы, что не остается ни капли сомнения в том, что если боги обитают где-нибудь на Земле, то их обитель находится в этих горах. К сожалению, в этот раз мне не удалось попасть на священную гору Кайлас, чтобы соприкоснуться с тайнами вселен­ского масштаба и, возможно, повстречаться лицом к лицу с богами. Легендарную Шамбалу, расска­зами о которой я зачитывался с юных лет, не нашел. Конечно, я и не претендовал па то, чтобы за неделю отыскать то, на что люди порой тратят всю жизнь, однако, если раньше в мою душу закрадывались сомнения, а существует ли Шамбала на самом деле, то особый дух Гималаев окончательно развеял их. Теперь я уверен, что рано или поздно этот удивительный город откроет свои врата.

Непал

Кроме Гималаев меня сильно впечатлила долина Катманду с ее множественными буддистскими и индуистскими храмами. Особенно поразила ступа, на которой изображены знаменитые глаза Будды. Глядя в эти глаза, попадаешь в измененное состояние сознания. Огромное впечатление на меня, как представителя пути левой руки, произвел храм Шивы. Но об этом позже.

Samael: Мы поговорит о светлой стороне медали, давайте же перейдем к тайной. Было ли что-нибудь в Непале, что вас разочаровало, возможно, оставило неприятный осадок?

Гималаи

Ингвар: Да, было несколько моментов, которые мне не очень приятны. В первую очередь - это грязь на улицах. Поражающий контраст роскошного убранства храмов и помойки, их окружающей. Да, не отрицаю, в этом есть нечто философское, однако, сплошное нарушение санитартгых норм, привычное для местных жителей, для европейца может оказаться губительным. Второе, что меня разочаровало - это тибетская медицина. Будучи профессиональным врачом, я слышал много положительных отзывов о тибетских и непальских лекарях, и поэтоху не мог пройти мимо местных аптек, где на месте осуществлялась диагностика. Конечно, антураж в них был достаточно внушительный, но мне жутко не понравилась методика работы с клиентами (в данном случае, слово пациенты я считаю неуместным). Врач, он же аптекарь, уделяет посетителям крайне мало времени, зачастую ограничиваясь исключительно диагностикой по пульсу, и тут же выписывает гору лекарств, которые достаточно назойливо реко­мендует приобрести у него. Замечу, что после «консультации» спокойно ознакомился с ассортиментом вам не удастся - каждые пять минут вас будут убеждать купить то или иное снадобье. Принцип работы аптеки очень напоминал «секты» Тянь-Ши, или Гербалайф. Я подумал, что мне просто не повезло, и, возможно, в других аптеках ситуация складывается по-другому, но меня ожидало разочарование: куда бы я не заходил, везде прослеживалась подобная тенденция.

И, в-третьих, достаточно смешанные и смутные чувства у меня вызвал ритуал кремации, который один за одним проводили у местного действующего храма Шивы.

Samael: Расскажите об этом, пожалуйста, подробнее.

Ингвар: С одной стороны, вроде бы у непальцев отношение к смерти достаточно уважительное - родственники покойного носят траурные белые одежды, и на 40 дней прекращают вести привычную жизнь, отказываясь от развлечений и многих удовольствий. В некоторых регионах во время траура запрещено даже прикасаться к родственнику недавно умершего, дабы не нарушить его скорбь.

Но, с другой стороны, не всем покойникам даже удосуживаются закрыть глаза. Я, как врач и маг, практикующий некромантию, неоднократно стыкался со смертью, но в этом храме даже мне стало немного не по себе. Угнетает не столько энергия смерти, сколько тот факт, что сам процесс кремации здесь настолько поставлен на поток - за пару часов тело полностью сгорает, расчистили пепел с погребального костра, и все - готово, уже несут следующего.

Да, за несколько часов от человека не остается совсем ничего - только горсть пепла. Я долго медитировал в этом храме, наблюдая за погребальными кострами, думал о скоротечности жизни, получал заряд некротической энергии.

Долина Лантанг

Samael: Знаете, я улавливаю связь подобной медитации с достаточно узким и суровым направлением шиваизма - Агхори. Смысл его сводится к равному восприятию всех аспектов жизни, как радостных и приятных, так и, мягко говоря, не очень.

Для Агхори традиционно медитация на погребальных кострах, заброшенных зданиях, среди нечистот и мусора. Также их традицией является почти полное отсутствие одежды, и натирание тела пеплом с погребальных костров - так они пытаются уподобить­ся своему божеству Агхора Шиве (в переводе - Не­страшный Шива). Они верят, что все их, казалось бы, безумные с точки зрения большинства, поступки, изба­вят их от страха, и, в конечном пути, приведут их к уровню божества, только другой тропой. Это направ­ление, по сути, является Путем Левой Руки в индуизме.

Ингвар: Да, в Агхори, безусловно, богатый фило­софский подтекст, и сама идея постижения темной стороны мира и себя мне, как представителю Пути Левой Руки, очень и очень близка. Медитации, работа с некроэнергией, борьба с собственными страхами, борьба с собственной брезгливостью - мне все это достаточно близко и понятно. Однако, я не могу сказать, что я полностью поддерживаю Агхори, ибо в их учении есть ряд моментов, которые я не могу принять.

Непал

Samael: Я так понимаю, речь идет об употреблении представителями Агхори большого количества алкоголя, табака и более тяжелых наркотиков?

Ингвар: В первую очередь, да. Я считаю, что все эти дурманящие вещества и магия - несовместимы. Пусть даже представители Агхори принимают их не для удовольствия, а для своих магических действий. Как говорят представители этой традиции, они достигают таким образом кон­тролируемого безумия, и соединяются с Шивой. Но для себя лично подобные практики я считаю неприемлемыми. Кроме того, их многодневные голодания и отсутствие сна я тоже не считаю физиологической нормой. Все эти действия разрушают физическое тело человека, и, даже если подобный стиль жизни приводит к просветлению, постижению тайных знаний, обретению сверхспособностей, то, все-таки, жертвы ступивших на путь Агхори мне кажутся неоправданными.

Samael: Согласна, для последователя Пути Левой Руки Запада такая самоотверженность и деструктивное отношение к себе будут непонятны, ибо культ здоровой гордыни и любви к жизни, красной нитью прони­зывающий нашу традицию, не позволит заниматься саморазрушением. Однако, очень даже полезно смотреть на целостную картину мира, воспринимая не только радостные и приятные (с вашей субъективной точки зрения) вещи и явления, но и то, что вызывает у вас страх и отвращение.

В мире, который вы видите сквозь призму своего восприятия, необходимо понимать, что элемент Силы есть во всем, независимо от того, нравится это лично вам или нет. И, все-таки, Ингвар, давайте вернемся непосредственно к храму Шивы в Непале. Что вы извлекли для себя из практик в этом месте Силы?

Ингвар: Глядя на сожжение трупов, я много думал о старости и смерти, и о смысле жизни в целом. Пожалуй, главное, что я понял, что на Земле после человека должно остаться что-то большее, чем горстка пепла. Человек должен оставить по себе память, сделать что-то значимое, а не потратить свою жизнь на пустяки. Поэтому нужно проводить каждую минуту насыщено, и жить в постоянном динамическом развитии, постигая этот мир и меняя окружающую реальность посредством своей воли и усилий.

Непал

Один из храмов

Непал